Обзоры музыкального оборудования и инструментов
Размещение рекламы на сайте muzby.net
Музыкальные новости Афиша Обзоры концертов Фоторепортажи Рецензии Интервью

Музыкальные новости / Все сидят в глубоком попе (23 марта 2009)

Все сидят в глубоком попе

 

Кто не выступал в лосинах и лаптях, тот и сейчас не наденет косовороты.

На прошлой неделе певица и телеведущая Лариса Грибалева на страницах газеты «Рэспублiка» поделилась своими горестными размышлениями: «Глупо отрицать влияние мирового кризиса на сферу развлечений в Беларуси». По ее словам, кризис сильно ударил по числу корпоративов и размерам гонораров артистов. Как стало известно певице, «возомнившие себя звездами» музыканты «просто не хотят в этом признаваться». Призвав не верить тем, кто «говорит, что их заработки не упали», Грибалева авторитетно заявляет: «Я знаю точно: артисты сейчас соглашаются на любые предложения».

«БелГазета» выяснила у лидера дуэта Atlantica Алексея Набеева и лидера группы Крама Игоря Ворошкевича, на что готовы пойти музыканты поп- и рок-сцены, дабы выжить в столь неблагоприятных для белорусской музыкальной сцены условиях.

Алексей Набеев: «Очень многие готовы говорить о трусах»

- Труднее ли стало работать артисту в период кризиса?

- Стало интереснее, изменилась специфика, т.к. люди стали экономить. Артистам приходится много думать и действовать нестандартно. Выживут только самые сильные, имеющие хорошую программу и базу, которая позволит сохранить аудиторию. Если кто-то говорит, что занимается музыкой в свое удовольствие, не верьте: это чушь. Кто по-настоящему хочет быть услышанным, вовлечен в сферу музыкального бизнеса. Никто не складывает в ящик стола записи и идеи, все выносится на суд зрителей. Дальше в силу вступают экономические факторы, артист смотрит, кто и за какие деньги готов приобрести продукт его творчества.

- Для себя вы уже сделали вывод, кто в стране ныне сильнейший?

- Стараюсь глобально на рынок не оглядываться, но в нашей нише конкурентов не так много. В последнее время многие пытаются петь на английском, но, как бы нескромно это ни звучало, достичь такого масштаба, как у Atlantica, нелегко. Однако сильных и талантливых исполнителей хватает, появились те, кто предлагает не только удобные варианты для прослушивания. Но кто-то остался в состоянии абсолютной статики. Им кажется, что они движутся вперед, но на самом деле они топчутся на месте.

- В апреле состоится презентация вашего нового альбома «Taboo». В одном из интервью вы отметили, что «наш предыдущий материал был слишком сложным и чересчур концептуальным… Новые песни получились более легкими для восприятия». Желание измениться продиктовано внутренними ощущениями или попыткой привлечь зрителя в сложный экономический период?

- Это связано с нашим восприятием, но я никогда не исключаю конъюнктуры - артист должен следовать новым веяниям, мы все живем в рамках социума. В новом альбоме мы сделали попытку развеселить людей, но эти моменты сопряжены с возвращением к духовности. В материале есть меланхолия, но она светлая. Мы не боимся мажорных нот, не боимся и того, что нас будут с кем-то сравнивать, хотя «Taboo» - новый подход к нашему творчеству.

- Сейчас могут появиться абсолютно новые музыкальные бренды?

- Думаю, да, и это будут очень сильные личности. Здесь привязки кризису нет - люди всегда стремятся петь, играть, они не могут жить без музыки. Если есть внутренняя мотивация, средства всегда найдутся. У нас часто спрашивали, во сколько обошлась запись нашего первого хита «Behind The Destiny». Народ предполагал совершенно космические суммы, а когда узнал, что мы потратили всего $100, не мог поверить. Возможности есть всегда, и, если сейчас кто-то за Br500 тыс. создаст то, о чем будет говорить вся страна, я сниму перед ним шляпу. Но этот человек должен осознавать главную цель своего творчества.

Для многих попасть в FM-эфир и засветиться на телевидении - повод говорить о том, что жизнь удалась. СМИ - это медиум между артистом и слушателем. Если исполнители этого не понимают, потом будут недоумевать, почему люди не ходят на их концерты и вообще не хотят видеть и слышать таких артистов.

Самый простой путь на сцену - написать что-то конъюнктурное с приятной мелодией и конфетно-позитивным голоском а-ля Дима Билан. Но вставшие на такой путь не понимают, что тот же Билан имеет за плечами серьезное консерваторское образование, хорошую оперную школу. Он четко понимает, что его конечная цель - слушатель.

- Чтобы остаться популярными, люди готовы на все. Есть ли у вас убеждения, через которые вы не сможете переступить?

- Хотите знать, запою ли я шансон? Если это совпадет с моим желанием экспериментировать, не исключаю такой возможности. Нас кто-то пытался позиционировать как синти-поп-группу. Продюсер Леня Бурлаков, раскрутивший Земфиру и Мумий Тролля, назвал наш стиль готик-поп, но в нашем творчестве появились элементы, не характерные для этого стиля. Я бы никогда не предпринял шагов, способных навредить группе и нашему слушателю. Не нужно менять аудиторию, ее лучше расширять. Хотя артисты по своей сути в чем-то проститутки. Мы пытаемся быть понятыми в конкретный промежуток времени, и, если кто-то утверждает, что он именно такой и никакой иначе, не верьте этому.

- Случались ли в вашей практике корпоративы, за которые вам было стыдно?

- Я никогда не разочаровывался ни в группе, ни в наших слушателях. Иногда выступали у олигархов, один раз долго летели из Беларуси, чтобы исполнить несколько песен для аудитории в десяток слушателей. Дело не в том, кто заказчик, а в том, насколько ты честен. Я категорически против исполнения под фонограмму, единственное исключение - телесъемки.

- Стоит ли сейчас артистам пересмотреть свои райдеры?

- Артисты, ориентированные исключительно на райдеры, скорее всего, отвалятся. Но я не был бы категоричным к некоторым артистам, самопрестиж - вещь также необходимая. Я разговаривал с вокалистом Modern Talking Томасом Андерсом. Он очень легкий человек, тех понтов, о которых когда-то писали в 80-х, у него давно нет. В то же время доводилось общаться с заштатной артисткой из Петербурга, песня которой прозвучала на одной из местных радиостанций, а клип на композицию показали по местному телевидению. Такое ощущение, что перед тобой принцесса Турандот, музыкальная богиня. Уверенность - это хорошо, но правильная самооценка - еще лучше.

Артист должен эпатировать, но это можно делать по-разному. Не забуду нашу первую большую пресс-конференцию, когда у нас с ДиМитром

спрашивали, спим ли мы друг с другом. Мы молчали и улыбались. Пиар должен касаться музыки и творчества, а не разговоров о том, как артист нашел котенка, потерял котенка и какого цвета у него трусы. Он не просто человек, к которому на улице подошел журналист и задал вопрос общесоциологического содержания, артист должен знать, что сказать. У нас же очень многие готовы говорить о трусах.

Справка: Алексей Набеев родился в 1973г. в Браславе. В 1994г. окончил Минский лингвистический университет по специальности «переводчик-референт». Имеет диплом Французского западного католического университета по специальности «франко-английский перевод». Работал переводчиком, менеджером, экономистом, с 2003г. - лидер группы Atlantica. Женат.

Игорь Ворошкевич: «Государство даже комплект струн не подарит»

Игорь Ворошкевич- Почувствовали ли рок-музыканты наступление кризиса?

- Конечно. Точно так же, как и все жители Беларуси. Чем мы от них отличаемся? У людей просто нет денег. Найдут ли они их, чтобы заплатить за билет на концерт, это мы увидим на концерте Крамы 27 марта в КЗ «Минск».

А насчет каких-то корпоративных работ… Ведь не секрет, что музыканты не только в Беларуси, но и на всем постсоветском пространстве, к сожалению, зарабатывают таким образом. Этой зимой у нас вообще не было работы, а у моих знакомых музыкантов, у которых всегда было очень много работы, ее стало в десять раз меньше.

- В сфере поп-музыки, наоборот, можно наблюдать некоторый всплеск активности. Одни и те же лица все так же мелькают на телеэкранах, на афишах…

- Ну, у них такая профессия - мелькать по телевизору. Поп-музыка не мной придумана, она не несет никакого, в первую очередь политического, посыла. Поэтому она живет независимо от исторических коллизий, независимо от того, какой строй и кто стоит во главе государства. Попсовики поют о любви, о вечной теме, за которую не посадят в тюрьму, не настучат по голове. Поэтому их спокойно показывают по телевизору - и они там как рыба в воде себя чувствуют. А у людей такой менталитет: кого показывают, на того и идут. Возможно, человек потом плюется, но тем не менее он купил билет и пришел на концерт.

Я не к тому, что хотел бы этого, но уверен: если бы нами (не только Крамай, а вообще белорусским роком) пичкали бы с экрана с утра до вечера, точно так и на нас бы люди ходили: «А во, гэты барадаты, во - нада пайсцi». Понравилось бы, не понравилось - это уже другой вопрос. У поп-музыкантов есть работа. Им звонят, и их приглашают.

- Рок-музыканты должны чаще появляться на телевидении?

- От этого зависит коммерческий успех. Сейчас же не 70-е и не 60-е гг., когда записи Высоцкого или Машины времени расходились на каких-то кассетах, по десять раз переписанные. Время изменилось. Это то же самое, что сейчас обсуждать, как джинсы были в дефиците. Людям это неинтересно, и они этого не поймут. Я имею в виду молодых.

Я не сказал бы, что очень хотел бы присутствовать в тех передачах, где выступают поп-исполнители: не наш формат. Ладно, Крама - в принципе, мы играем музыку, рассчитанную на разные вкусы. Но есть у нас много музыки более альтернативной, агрессивной, но ведь ничего же не показывают! Причем давно.

- Многие ожидали, что после прошлогодней встречи рок-музыкантов с замглавы президентской администрации многое изменится…

- Изменилось то, что мы можем делать концерт официально. Но поддержки нет! Мы сейчас не нужны ни оппозиции, ни государству. Зачем мы государству? Они сделали шаг навстречу, показали некую видимость демократичности. Может, и не видимость, может, и на самом деле она пришла к нам - та «демократия», которая никому не нужна.

- А это не странно, что в стране не культивируют национальные символы, в число которых входят и рок-музыканты? Ведь где-то им дают титулы сэров и т.д.

- Нет, конечно! Титул сэра - это уже для удовлетворения собственных амбиций. Но если, например, группа действительно является каким-то символом и в силу своей альтернативности не может зарабатывать огромных денег, то логично было бы, чтобы ей помогало государство. Это совершенно из другой оперы, но помогает же государство таким людям, как Василий Раинчик, Ядвига Поплавская и Александр Тиханович, - у них есть театры, студии, аппаратура. Все это начиналось еще с советских времен, и все на огромные деньги. Шутка, конечно, но нам государство, извините, даже комплект струн не подарит.

Такая поддержка могла бы быть в нормальном государстве, которое действительно интересовалось бы людьми, пропагандирующими белорусскую культуру. Мало того, что этих людей не обзывали бы националистами, этим людям помогали бы. А тут идет такая игра - и всем все понятно.

- И все-таки, административные барьеры сняты, а белорусские рок-музыканты как не собирали залы, так и не собирают…

- Ну, вы не забывайте, что блокада продолжалась более десяти лет - это же не только время официального запрета, примерно четыре года. Тут вообще нужно говорить о причинах, почему так трудно донести до людей их родное. Трудно потому, что они не говорят на родном языке, они его не понимают, не хотят учить, для них это страшно и неудобно. Вот трасянка - это зашибись, говори как хочешь, пиши как хочешь. Мы как-то стояли у ДК тракторного завода, к нам подошел какой-то мужичок и спрашивает: «Вы поляки?» Это не бред полный?

Это основная причина всех проблем белорусского рока. Такого не может быть, что он хуже любого другого рока - польского, монгольского, корякского, не говоря уже об американском или английском. Люди у нас просто не понимают своего родного языка. Им пишут на билбордах: «Мы беларусы!» Разве полякам пишут, что они поляки? Они и сами это знают. Мне не нужно на лбу писать, что я белорус: я здесь родился. Для кого это пишут? Или просто надпись: «Беларусь». Четко приехать в Монголию, а там на билбордах: «Монголия». Такие маразмы мне уже осточертели. И самое печальное, что это устраивает людей, им ничего не интересно.

Многие могут воспринять это как жалобы или нытье, но я абсолютно осознаю свое место в рок-музыке если не мировой, то белорусской; осознаю место Крамы; знаю, сколько нас людей слушает, их могло бы быть больше, но не стало. Но сколько есть - столько есть, это не сто человек и не тысяча, а гораздо больше. Люди преданные, неслучайные, значит, мы делаем что-то нужное.

- И все-таки, у «Крамы» появятся новые поклонники?

- Поскольку белорусские группы были выброшены из информационного пространства, родилось поколение, которое слушает не наш, а русский рок. Им непонятно, что это Россия, а не Беларусь. Ну и слушайте свой русский рок, а я буду американский рок слушать с большим удовольствием.

Зато на концерты люди стали ходить более осознанно. Если лет десять назад публику нужно было до конца концерта мучительно раскачивать, то сейчас с первой песни никакого напряга, люди знают все песни, поют. Или мы стали более осознанно петь… Думаю, что одновременно повзрослели и мы, и наша публика. Шлак отвалился - и на Краму приходят люди разных возрастов, от 15-20 лет до полтинника. Многие же говорят, что кризис - это хорошо, оздоравливает экономику, и остаются сильные. Может быть, и в области культуры так тоже происходит.

Тут еще упорство должно быть. Та же Крама могла развалиться неоднократно - как это происходило и будет происходить с сотнями белорусских групп. Они собираются и смотрят: что там популярно, ага - калифорнийский панк, зашибись - давайте! Поиграли полгода, еще не дай бог какой-нибудь конкурс выиграли, а потом денег нет, концертов нет. Тогда один идет в бизнес, другой уезжает за границу. И так команда разваливается. Они видят, что реально заработать можно, когда, как Михалок или Митько, выходишь на арену СНГ. В Беларуси ты не заработаешь больших денег.

- Михалок тоже вышел на «большую арену» с «калифорнийским панком»...

- Он вышел с гоп-панком. Наверное, он лучше умеет ориентироваться в пространстве, я же более консервативен: перескакивать из одного стиля в другой мне абсолютно не нужно. Крама не привязана к каким-то модным течениям. Стиль, в котором мы варимся, конечно, устареет, как и все в мире, но пока он еще себя не изжил.

- Что должны делать музыканты, чтобы выжить сейчас? Делать акцент на конъюнктуру рынка, на качество музыки?

- Если не можете заработать концертами, значит, нужно чем-то еще заниматься. Рано или поздно найдется такая песня, которая всколыхнет массы, которую будут слушать 100 тыс. человек, миллион, а это уже гарантия, что ты сможешь зарабатывать деньги. Тогда тебя автоматически начинает переть, начинает катить - ты сочиняешь песни, хиты и т.д. У нас в начале «крамовской» карьеры катило, но такой песни, которую бы запели все, не получилось по ряду причин. Она вполне еще может появиться.

Что касается качества музыки, то я всегда делал на этом акцент. Почему панк (Sex Pistols, Clash) зашел в тупик? Эта музыка не могла развиваться, они ведь только прогоняли эти аккорды туда-сюда. А вот Police не играли чистый панк - они играли смесь, и это была очень профессиональная музыка. Стинг в дальнейшей своей истории показал, что он вообще выдающийся музыкант. Если музыкант начинает даже с простейшей музыки, потом он все равно приходит к пониманию того, что нужно что-то уметь и знать. Невозможно постоянно играть «ду-ду-ду-ду-ду» и кричать со сцены.

- Какая музыка останется после кризиса?

- Я не настолько аналитически продвинут. Вот, например, мне всегда задают вопрос о развитии и будущем белорусского рока, и я тоже не знаю, что ответить. Кризис начался и, как оказалось, даже не после Нового года, а прошлой весной. И, например, Ляписы пока вроде умудряются выпускать «капиталы», «манифесты». Такие вещи вызывают у меня сомнение в правдивости трансформаций того, что происходит. Я понимаю, что Михалок процентов на 50 дурачится - как в Саше и Сироже, так и в Ляписах. Я к нему очень хорошо отношусь, он действительно талантливый. Но когда он выходит накачанный, в мастях и с рогами на голове - это смешно. Я помню, как на Новый год они выступали на каком-то российском канале в моченых дубленках. Крама никогда не выступала в лосинах или в лаптях - и сейчас не наденет косовороты.

Справка: Игорь Ворошкевич родился в 1960г. в Барановичах. В 1987г. окончил Белорусский государственный театрально-художественный институт (ныне - Белорусская академия искусств) по специальности «интерьер и оборудование». В 1984г. стал одним из основателей группы Бонда. В 1991г. возглавил группу Крама - одну из самых любимых рок-групп у белорусской публики. Последний на сегодняшний день альбом Крамы, «Усё жыцьцё - дзіўны сон», вышел в 2008г.


Метки -
Источник - duckling
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
• Реклама
Размещение рекламы на сайте muzby.net
• Афиша

6 января в клубе «Граффити» состоится Trip-hop/Lounge вечеринка с участием частого гостя клуба, диджея и автора электронной музыки Diamos Roll‘а и, пожалуй, главным представителем белорусского трип-хопа, группой B_Side.

17 января состоится церемония награждения ZorkiText 2011

• Опрос
Новый вид сайта. Как?
Отлично
Хорошо
Плохо

• Личный кабинет
Фоторепортаж Прямо с места событий

Назад в Союз или новое по старому...
Сеть облетели картинки стилизации современных альбомов под винил советского времени. Мы тоже не будем отставать и представим вашему вниманию эту коллекцию (а вдруг кто её ещё так и не видел?). Смотрите и улыбайтесь, ведь смех продлевает жизнь!

Рецензии Читать не перечитать

Портал Jazz.ru издал толстый, но совершенно не академичный двухтомник – такой же, как и «музыка толстых», которую он взялся описать.

Реклама Интересные предложения
Мировые новости Самое свежее